Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » «Сгорел в танке? Все равно нужны свидетели»: Почему власти ДНР не выполняют обязательства перед семьями ополченцев?

«Сгорел в танке? Все равно нужны свидетели»: Почему власти ДНР не выполняют обязательства перед семьями ополченцев?



«Сгорел в танке? Все равно нужны свидетели»: Почему власти ДНР не выполняют обязательства перед семьями ополченцев?

Самой беззащитной категорией населения в ДНР являются…нет, не пенсионеры, инвалиды или бюджетники. Самыми беззащитными в воюющей республике являются её защитники – военнослужащие, и их семьи. Это парадокс, ведь на плечах этих людей республика возникла, благодаря их мужеству и самоотверженности она держится до сих пор.


Тем не менее, реальность такова – закона об ополчении, гарантирующего защиту защитникам до сих пор нет, а данные в предвыборном угаре семьям погибших обещания редко когда воплощаются в жизнь.


В понедельник стало известно о том, что глава ДНР Денис Пушилин подписал указ о создании управления по социальной поддержке военнослужащих в отставке.


«В целях социальной поддержки военнослужащих в отставке, членов семей погибших военнослужащих, участников боевых действий по защите ДНР, сохранения традиций и повышения престижа военной службы, патриотического воспитания граждан в соответствии со статьями 59, 60 Конституции Республики, постановляю создать при Главе ДНР Управление по социальной поддержке военнослужащих в отставке и патриотическому воспитанию», — говорится в документе, опубликованном на официальном сайте руководителя ДНР.


Главой управления назначен бывший министр обороны республики Кононов с позывным «Царь». Его заместителем стал Сергей Великородный, который был первым замом Кононова в бытность того министром.


Создание такого управления является, бесспорно, правильным. Главное, чтобы его руководители как можно больше времени уделяли вопросам социальной поддержки защитников ДНР, семей погибших военнослужащих, а не только «организации военно-патриотических игр» и «патриотическому воспитанию», что тоже, исходя из текста указа, будет входить в их обязанности.


Пока же с социальной поддержкой защитников и их семей дела обстоят весьма печально.


В октябре минувшего года, в разгар кампании по выборам Дениса Пушилина, Народным советом ДНР был принят закон «О социальной защите членов семей лиц, погибших при защите Донецкой Народной Республики». Законом предусматривалось освобождение семей погибших ополченцев от оплаты услуг ЖКХ.


«Проект закона разработан в целях усовершенствования законодательства, регулирующего правоотношения в сфере социальной политики ДНР в направлении строительства справедливого социального государства», — заявлял тогда и.о. представителя главы ДНР в Народном Совете Андрей Ванин.


По истечению нескольких месяцев стало понятно, что «строительство справедливого социального государства» пока пробуксовывает.


Впервые о том, что закон не выполняется, стало известно из статьи «Комсомольской правды». Статья была посвящена не этому, а детскому утреннику в одной из школ Донецка, где корреспондент издания случайно затронула тему жизни семей погибших военнослужащих с одной из солдатских вдов, присутствовавших на празднике. Муж женщины был предпринимателем, когда в Донбасс пришла война, он продал бизнес и пошёл воевать. Погиб в 2017-м.


«Я думала от горя не оправлюсь, лежала в постели и не хотела ни есть, ни пить. Жить не хотелось. Меня дочки спасали, кричали: «Мама, вставай, не умирай, с кем мы останемся?» Так я осталась одна, с двумя детьми. Старшая дочь совершеннолетняя, учится в Луганске. А младшей - всего 10 лет. Кинулась пенсию по потере кормильца оформлять – у мужа нет стажа. Теперь мне государство выплачивает ежемесячно одну тысячу рублей на младшую девочку. Но ладно, мой муж был бизнесмен. А ведь у других девчонок мужья на шахтах да заводах работали, но воевать ушли молодыми, они просто не успели заработать необходимый стаж, война им помешала. Так вот, им тоже от государства положена одна тысяча рублей на ребенка. Как говорится, ни в чем себе не отказывайте! Но, правда, мне дважды заплатили по 20 тысяч рублей из обещанного единовременного пособия 800 тысяч рублей. Остальные девочки, даже у кого мужья погибли еще в 2014 году, получили не больше. И вот как жить?» - рассказывала вдова журналисту.


Тогда и всплыл вопрос о пресловутом законе. Выяснилось, что закон не работает, так как не разработан…механизм его работы.


«Помощь… да только она не работает пока, хотя закон вступил в силу с октября. Кинулась я оформить льготу, а мне заявляют – механизм не работает. Куда бы я не пошла – ЖЭК, водоканал, там отвечают: мы только исполнители власти. Я тогда написала письмо нашему главе Денису Пушилину. Он, правда, отреагировал быстро. К нам в администрацию Петровского района приехала министр социальной политики Лариса Толстыкина. Я спросила о положенных нам льготах, а мне ответили, что порядок оформления документов разработан, находится в стадии подписания и посоветовали следить за новостями. Вот ощущение, что все эти люди призваны красиво нам отвечать, обнадеживать, чтобы мы не возмущались. Я только и ответила им: «Так что мне ребенку сказать? Чтобы он не просил кушать, пока вы там механизм не разработаете?» Вы правду напишите, под ней сотни вдов подпишутся», - рассказывала в декабре минувшего года о своих мытарствах вдова защитника ДНР.


В феврале уже этого года вопрос поднял Александр Ходаковский. На своих страницах в социальных сетях он попросил матерей и вдов ополченцев рассказать о том, как работает закон, призванный облегчить их жизнь. В комментариях разверзлась пропасть горя, океан отчаяния. Женщины, оставшиеся без сыновей и мужей, сами ополченцы рассказывали о своих мучениях, всяких, не только связанных с невыполнением конкретного закона. Вот только некоторые из них:


- Ничего не исполняется. Обращалась в предприятия ЖКХ, ответ один, не разработан порядок выполнения этого закона. По сей день они насчитывают коммунальные платежи. Документы никакие не принимают. Это город Докучаевск, - пишет Лилия Беспалова;


- Александр, знаю в Снежном 2 матерям погибших ополченцев стоило больших трудов и затрат чтобы оформить необходимые документы. Один хоть и сгорел в танке, все равно нужны свидетели. Второй погиб в Степановке всё равно должны подтвердить трое, те, кто сейчас на службе. Маришка погибла, где и корреспондент Стенин, дорога в Дмитровку. Свидетелей нет, мать собирается ехать в Донецк. Ездить придется многократно, а это не дёшево в настоящее время. В военкомате ведь знают, кто из наших, где и как погиб, неужели нельзя сделать это на местах и передать в столицу. А насчет платят ли за услуги отпишусь. И насколько мне известно, не получили ни корки хлеба, ни уголины – рассказывает Руслан Мардеев;


- Когда на выборы шли, то этот закон о коммунальных платежах везде печатали, во всех агитационных газетах. А в итоге что. Написала я на сайте Пушилина. Две недели прошло. Ответа нет. А 1000 по потери кормильца до 16 лет ребенку платить будут. Амвросиевка – сообщает Алена Станимирович;


- Ничего не делается, в военкомате выдали извещение о гибели от огнестрельного ранения, собрали все документы, копии о наградах, благодарности от командования, а воз и ныне там, наши дети погибли, пройдя Славянск, Дебальцево, защищая свою Родину, как мы их учили, и только боевые товарищи оказывают помощь, а от власти НИЧЕГО! То, что происходит, это сплошной пиар, поневоле вспоминаешь фильм "Ворошиловский стрелок", законной власти нет, везде в кабинетах одни хмыри, отсидевшиеся за пределами Донецка в тяжелое время. Благодаря помощи товарищей еще веришь в справедливость! – написала Арина Каратаева;


- Законы ДНР - филькина грамота. Все врут. Законы только для телевидения. Три года не могу получить компенсацию на погибшего сына. Во все органы писала - бесполезно. Зато руководство днр жирует. Какие машины у них, бизнес подгребли – сокрушается Светлана Ерченко.


«Вы подняли очень острую для всех нас (семьи погибших) проблему. Вы меня наверное не помните, я жена Саши Гроза. Наша квартира на Октябрьском полуразрушена - попадание в стену. Разбиты окна. Жить там с ребенком невозможно. Живем в квартире Сашиного друга (спасибо ему огромное). Так вот, я писала заявление в райисполком, собирали комиссию - на полгода заморозили оплату коммунальных услуг. Время истекло, и они опять начисляют оплату. Хотя квартира так и не отремонтирована. Мы там не живем с 2014 года. У нас по оплате огромные долги. Доказать ничего не могу. Заставили оформить реструктуризацию и я выплачиваю даже за мусор, который все эти годы не выбрасывала. Все очень печально. Мы с дочкой не живем, а выживаем. Куда обращаться? Что делать? Просто замкнутый круг. За что погибли ребята? Я в отчаянии. Противно от всего происходящего. Вы просили писать о проблемах в комментариях, но я постеснялась. Извините, просто крик души» - написала в письме Ходаковскому ещё одна вдова ополченца.


«Мне не пришло ни одного сообщения или комментария, подтверждающего, что распоряжение выполняется - напротив, вся поступившая информация свидетельствовала об обратном. Формулировки отказов в предоставлении льгот можно свести к следующему: не выработан механизм выполнения распоряжения» - резюмировал тогда Ходаковский неутешительные итоги своего опроса.


За правдой семьи погибших ополченцев теперь намерены отправиться в суд. Формированием группы юристов, которая составит пилотный иск, займётся команда Ходаковского – так уж вышло, что защищать интересы семей погибших в Донецке больше некому.


«Подняв вопрос не так давно о том, что закон мертв, мы со товарищи решили зайти с другого конца - через суд. Закон есть? Категория, на кого он распространяется, есть? Есть. Мы думаем, что будет правильным задействовать специально созданный для подобных ситуаций институт власти - даже целую ее ветвь - чтобы запустить механизм реализации этого закона. С судом у нас были предварительные консультации и этот подход не показался совсем уж прожектерским. Осталось сформировать группу юристов, которые помогут разработать пилотный иск» - сообщил комбат «Востока» в соцсетях.


Впрочем, в успех благого начинания Ходаковский не особо верит, и говорит, что всё будет зависеть от самой власти – включит ли она все доступные механизмы противодействия этому. Если включит – шансов нет. Если нет – можно побороться, и эта борьба станет выходом и для самой власти.


«Ожидаю закономерное недоверие со стороны скептиков - и сам, признаюсь, не вполне уверен в положительном исходе. Здесь все зависит от власти. Если она не включит все механизмы противодействия - значит, шансы есть. По сути, это выход для неё же самой. Если Пушилин принял этот закон не только ради предвыборного пиара, и есть причины, по которым он не запускается - то если суд своим решением освободит семью, потерявшуюся кормильца при защите Родины, от уплаты коммунальных платежей, как это задекларировано в законе, - ничего страшного не произойдёт. Наоборот. В конце концов, раз есть закон, пусть у Минфина растёт долг перед ЖКХ, а не у нищих вдов и сирот» - говорит он.


Их сыновья и отцы погибли, защищая республику. Возможно, теперь солдатским матерям и вдовам придётся судиться с Системой, выстроенной в республике, пытаясь защитить уже себя самих.



14.03.2019

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх