Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Навальный против ветерана: хроники судебного заседания

Навальный против ветерана: хроники судебного заседания



Навальный против ветерана: хроники судебного заседания

12 февраля Бабушкинский суд Москвы продолжил рассмотрение дела Алексея Навального о клевете в адрес ветерана Великой Отечественной войны Игната Артёменко. Навального доставили в зал заседания из СИЗО «Матросская тишина», ветеран же, которому стало плохо во время прошлого заседания, состоявшегося 5 февраля, в суде не присутствовал, передав на рассмотрение свои показания в письменном виде. Впрочем, как стало известно, он и вовсе отказался от непосредственного участия в этом деле.


Как и в прошлый раз, около Бабушкинского суда собрались только журналисты и полиция - соратников Навального или же просто сочувствующих не было. Правда, какой-то неизвестный залез на дерево с мегафоном, вещая о том, что «я - свободный гражданин, и имею право выходить куда угодно и когда угодно». Его задержали.


Навальный против ветерана: хроники судебного заседания


Возле здания ожидаемо усилили меры безопасности на случай возможных несанкционированных акций и провокаций. Явка на заседание троих дипломатов оказалась практически никем не замеченной. «Антифашист» следил за событиями, которые возымеют продолжение 16 февраля: поздним вечером заседание было перенесено. Впрочем, обо всем - по порядку.


Навальный против ветерана: хроники судебного заседания


Навальный против ветерана: хроники судебного заседания


Итак, вначале заседания Алексею Навальному зачитали его права, пригрозив удалить с процесса и оштрафовать, если он будет вести себя так же, как на прошлом заседании. На что тот отреагировал приветствием «Хэллоу, ваша честь!», обратившись к суду с просьбой разрешить фото и видео съемку. Судья Акимова отказала, после чего защита Навального заявила ей отвод, мол, странно, что заседание начинается с угроз. Собственно, угроз в адрес подсудимого не было: было всего лишь предупреждение, на которое судья имеет полное право. Она отказалась брать отвод, мотивируя тем, что «аргументы защиты не могут являться причиной для отвода». Прокурор, в свою очередь, заявил, что потерпевший отказывается от участия в процессе и выражает доверие обвинителю, а его показания зачитают письменно.


Cудебное заседание также ознаменовалось абсолютно хамским и необузданным поведением Навального, которое он допускал по отношению к судье, стороне обвинения и свидетелям. Впрочем, это уже стало визитной карточкой «берлинского пациента». Как результат - десятки судейских замечаний блогеру.


В процессе исследования письменных доказательств обвинения суд дал Навальному лично ознакомиться с заявлением Игната Артёменко.


«Мы видели этого человека. Он прочитал три строчки по бумажке, не понимал вопросов и вообще был чуть жив, что нормально в 95 лет. И вы хотите, чтобы мы поверили, что он набрал на компьютере текст на страницу с оборотами вроде «полностью доверяя представлению моих интересов государственным обвинителем»?», - Навальный переходит на крик. Замечание судьи.


«Все говорят, что я ору! А я просто не знаю, слышно ли меня!», - оправдывается он.


«Хочу, чтобы суд удостоверился в происхождении этого документа. Либо что его написала прокурорша. Дополнительно на подделку указывает упоминание, что ему стало плохо из-за моих высказываний. Да высказываний никаких не было!.. Все документы от первого до последнего в этом процессе подделаны, а вы используете этого деда как куклу!», - продолжает блогер. Замечание.


Навальный отмечает, что заявление написано на имя начальника руководителя второго управления по расследованию особо важных дел СК. «Откуда дедушка знал о существовании такого управления? Знал, как зовут начальника?», - интересуется он. Странно, но всё, что интересует Навального - это кем было написано заявление…


Просмотрели документ, на нем оказалась подпись ветерана Игната Артёменко. В зале суда его внук - Игорь Колесников.


«Дедушкина подпись, значит, дедушка написал заявление», - говорит свидетель Колесников. Навальный спросил, откуда ветеран мог знать, как правильно написать заявление в СКР и откуда заявление Артёменко оказалось в кармане прокурора. Судья отвечает, что он не имеет права задавать вопросы, и делает ему очередное замечание.


Навальный: - Вас научили, как ответить на мой вопрос?


Колесников: - Кто меня научил?


Навальный: - Какого рода вы предприниматель?


Колесников: - Как это к суду относится?


Прокурор просит сделать очередное замечание, заявляя, что Навальный оперирует тем, чего нет в материалах дела. Судья выносит Навальному, кажется, восьмое замечание… Впрочем, их подсчет на этом этапе судебного разбирательства уже потерян.


«Я пытаюсь задать вопрос, но меня все время перебивают. Не нравится вопрос - снимайте. Классно ли кататься летом по Москве в кабриолете?», - обращается Навальный к Колесникову.


Вопрос снят, снова судейское предупреждение о возможности удаления блогера из зала, на что тот бесцеремонно отвечает: «Я вас сам удалю из зала суда!»


«У всех дедушки воевали, но только вы им торгуете. Перед вами, торговцем дедом, никто здесь извиняться не будет!», - не унимается Навальный.


Вызван свидетель Алексей Лукин. Он говорит, что с подсудимым и потерпевшим не знаком, а написал заявление на Навального потому, что неприемлемо оскорблять ветерана.


«Вы, - говорит Лукин, обращаясь к Навальному, - назвали предателем участника Великой Отечественной войны. Нельзя так ветерана называть!»


По словам Лукина, он оскорбился только за Игната Артёменко, а не за Ивана Охлобыстина и других людей, снявшихся в патриотическом ролике в поддержку конституционных поправок. «Я решил, что остальные могут и сами за себя постоять!», - подчеркнул он.


«Я имею право называть холуями и предателями всех, кто поддерживает поправки? Видели ли вы, чтобы я что-то про Артёменко конкретно говорил? Считаете ли вы, что каждый член «Единой России» может подать на меня в суд за то, что я называю эту партию «партией жуликов и воров»?», - парировал ему Навальный, которому, вероятно, не дошло элементарное: Лукин акцентировал свое внимание исключительно на ветеране, а не на членах «Единой России». Позиция этого свидетеля вполне понятна и объяснима.


К слову, имеется информация, что уголовное дело в отношении Навального было возбуждено после заявления в СКР блогера Ильи Ремесло. Во всяком случае, сам Ремесло говорил об этом в СМИ: «Я увидел публикацию Навального в интернете и обратился в СКР с заявлением, который начал доследственную проверку. В ходе нее сотрудники ведомства вышли на ветерана Игната Артёменко, который сделал собственное заявление в Следственный комитет. И на основе его заявления уже было возбуждено уголовное дело». Собственно, отсюда и подписанное ветераном заявление, имеющееся в материалах дела. Самого Ивана Ремесла в суде не было.


К еще одному свидетелю - врачу-терапевту Кичебекову, приехавшему 9 июня прошлого года на вызов к ветерану домой, когда ему стало плохо с сердцем, у Навального и его адвокатов, как не странно, вопросов не было. Хотя могли бы озвучить нечто на предмет ложного вызова…


После перерыва суд возобновил свою работу в 15-00. Были зачитаны показания потерпевшего, начиная с того, как воевал Игнат Артёменко. С его биографией закончили на 1955 году, когда он стал адъютантом начальника летной Академии имени Жуковского. Навальный отреагировал ожидаемо: спросил, какое это имеет отношение к делу, на что получил от судьи очередное замечание.


«Эти бессовестные люди взяли его какие-то старые воспоминания, оформили как протокол, а теперь нам этот протокол суют, хотя мы видели его (ветерана Артёменко - авт.) физическое состояние. Он абсолютно не мог этого говорить!.. Самое смешное, что допрос в фашисткой комендатуре очень напоминает происходящее здесь. В связи с чем я прошу разрешить обращаться к вам не «ваша честь», а «оберштурмбанфюрер», - изрек Навальный. Снова замечание, в ответ блогер говорит, что судья хорошо бы смотрелась рядом с пулеметом…


Навальный: - Вы шутите? Вы не даете сказать и слова.


Судья: - Замечание!


Навальный: - В дневник мне запишите. Мне в школе столько замечаний не делали... Вы свое плохое знание уголовного процесса компенсируете тем, что повторяете, как попугай: «вам замечание, вам замечание, вам замечание». Я считаю, что вам нужно отвести себя, прекратить позориться и поступить на какие-нибудь курсы, чтобы повысить свою квалификацию и усовершенствовать свои знания о законах РФ.


Далее Навальный попросил суд прерваться на 5 минут, чтобы пустить в здание эксперта со стороны защиты. «Вы его не пускаете за забор и о каком-то уважении к участникам процесса говорите», - заявил блогер. Что все это время делал этот эксперт (как выяснилось позже, лингвист Анатолий Баранов) за забором, и почему он не был заявлен в суде, как это предполагает закон, непонятно.


Судья объявила перерыв в связи с тем, что Навальный не реагирует на замечания. После перерыва блогер снова напомнил о «специалисте со стороны защиты», который, по его словам, мерзнет на морозе.


Навальный: - Абсолютно все требования, заявленные обвинением, выполнили. Вы впустили всех свидетелей, баюкали их тут, носили на руках. А от нас одного человека не можете пустить даже в здание суда! Судья Акимова, вы бессовестная! Почему человек должен стоять на морозе? А ваши специалисты здесь в тепле.


Судья: - Замечание подсудимому.


Навальный: - Вам замечание, ваши замечания ничего не стоят!


«Я такой крутой оберштурмбаннфюрер», - реплика Навального в адрес судьи. Снова замечание.


«У меня их уже 30! Вызовите родителей в школу!», - иронизирует блогер.


Адвокат Михайлова спрашивает суд, почему следователь поручил производство лингвистической экспертизы именно эксперту Альбине Глотовой. Судья объясняет, что исследование поручили экспертному центру, а не конкретно Глотовой. Навальный кричит из аквариума: «Ну бумага перед вами лежит, там написано - эксперту Глотовой, ядрена-матрена!». Снова замечание, на что тот угрожает судье выведением ее из зала.


Альбина Глотова, эксперт со стороны обвинения, в свою очередь, отметила, что слово «холуй», которое Навальный ранее произнес в адрес, в том числе, и ветерана Артёменко, несет язвительное значение, оно устаревшее и обозначает то же, что лакей, а лакей - это приспешник и подхалим. Эксперт подтвердила в суде, что в высказывании Алексея Навального об участниках ролика в поддержку изменений в Конституцию было оскорбление.


Слово взяла защита. Первым из ее доказательств стало заключение ранее упомянутого лингвиста Баранова об отсутствии клеветы в словах Навального. Экспертизу Баранова суд приобщил к делу и впустил в зал самого эксперта. Тот ожидаемо заговорил об оценочных суждениях, которые нельзя отнести к клевете.


«Я утверждений здесь не вижу. Нет ни одной фразы, которую можно было бы проверить на соответствие действительности. Я понял так, что речь идёт о клевете, а не оскорблении, за которое вроде бы административная ответственность полагается», - подчеркнул Баранов.


«Настаиваю, что дедушку использовали как куклу, за которого подписывались следователь и внучок», - гнёт свою линию Навальный, требуя проведения почерковедческой экспертизы, мол, подпись ветерана в заявлении поддельная. Суд отказал в ее проведении.


«Этот суд сделан с одной целью: взять ветерана и прийти с ним. Вы включили его на три минуты, надели на него китель. Потом выключили, сказали, что приехала скорая. Потом зачитали показания огромной длины, хотя он с трудом разговаривает. Вы взяли несчастного пенсионера, который фактически находится в беспомощном состоянии, и во главе с Маргаритой Симоньян решили рассказывать, какой плохой Навальный, чтобы защитить всех, кто продвигает поправки в Конституцию. Но все видят, что процесс этот - фикция, что прокурор закрывает мне рот», - цитата из речи Навального.


Прокурор: - Оскорбление ветерана - это случайность или последовательная позиция?


Навальный: - Всё, что мы видим, - это оскорбление ветерана. Вы его сюда притащили и намеренно его оскорбили.


Прокурор: - Почему вы не извинились?


Навальный: - Объясню, вот причина - внук, торгующий дедушкой! Я не собираюсь извиняться перед его внуком, который катается на кабриолете. Я с самого начала понимал, что есть этот внучок, который таскает и трясёт несчастным дедом.


Бабушкинский суд Москвы перенес заседание на 16 февраля. Возникает вопрос: почему судья не применила в отношении Алексея Навального ч.2 ст. 297 УК РФ «Неуважение к суду»? Ведь поводов было более, чем предостаточно.


«Навальный совершенно свободно делает в суде то, за что простого человека - такого, как мы с вами, - не просто лишили слова, а подвергли бы новому уголовному преследованию по статье 297 УК РФ. Мы понимаем, что это часть очередного «хитрого плана». Как и то, что сам этот «хитрый план» в такой тонкой области, как правосудие, есть ни что иное, как возвращение к элементам феодализма. Суд вновь становится сословным - один для нас, другой - для тех, кому все позволено. Казус Серебренникова вам в помощь», - отмечает телеграм-канал «Майор и Генерал».


«Процесс по делу об оскорблении Навальным ветерана - хороший материал для медиков: человек постепенно теряет рассудок, и мы наблюдаем это в прямом эфире. На прошлом заседании суда он уже показал себя во всей красе - выкрики, оскорбления, буквально мат, гримасы. А в ходе сегодняшнего заседания он уже успел отметиться оскорблением в адрес ветерана Артеменко - назвал его «куклой с медалькой». Такое ощущение, что Навальный попросту потерял связь с реальностью и вообще не понимает, где он находится. Настоящее сумасшествие», - отмечает телеграм-канал «Лесонавал».


«Те, кто осознанно оскорбляют ветеранов, ставят себя в один ряд с пособниками нацистов», - так прокомментировал происходящее глава Службы внешней разведки Сергей Нарышкин


Известно, что 20 февраля Мосгорсуд рассмотрит апелляцию Алексея Навального на решение Симоновского суда Москвы о замене условного срока на реальный.


Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться


12.02.2021

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх