Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » Дело Шеремета: правозащитник Друзенко предложил «обменять» себя на заключенного Антоненко

Дело Шеремета: правозащитник Друзенко предложил «обменять» себя на заключенного Антоненко



Дело Шеремета: правозащитник Друзенко предложил «обменять» себя на заключенного Антоненко

Правозащитник Геннадий Друзенко официально обратился в Шевченковский райсуд с заявлением по делу Павла Шеремета, в котором предлагает «обменять» себя на заключенного музыканта-АТОшника Андрей Антоненко («Риффмастер»).


Об этом Друзенко рассказал в интервью «Хвилі» («Волна»).


По его словам, со дня задержания, 12 декабря 2019 года, Андрея Антоненко, Юлии Кузьменко и Яны Дугарь по делу убитого журналиста Павла Шеремета процесс осуществляется в худших традициях советского «карательного суда». Он утверждает, что следователи и суд постоянно пренебрегают не только презумпцией невиновности, которая гарантирована Конституцией Украины, но и элементарными принципами здравого смысла.


По его мнению, «невозможно добиться справедливости в украинском суде относительно Андрея Антоненко, Юлии Кузьменко и Яны Дугарь чисто правовыми средствами в принципе», поэтому он решил «использовать опыт украинских диссидентов, которые столкнулись с таким же вызовом: противостоять «карательному судопроизводству», когда суд выступает не органом правосудия, а одним из элементов государственной репрессивной машины».


Как утверждает Друзенко, в деле «761/25689/20 не больше доказательств, которые доказывают участие Андрея Антоненко в убийстве журналиста Павла Шеремета, чем доказательств того, что это убийство совершил я, Друзенко Геннадий Владимирович. Даже больше, мой рост (172 см) намного лучше соответствует выводам «экспертизы», на основании которой Андрей Антоненко уже год и два месяца находится за решеткой».


«Как человек, который с первого дня следит за этим делом, и который смотрит на это дело глазами правозащитника, я вижу, что за год и два месяца как Андрей пребывает в СИЗО, нет, не то, чтобы никакого убедительного доказательства, а и доказательства того, что он причастен. Мотив не понятен. Группа оказалась такая, что друг друга не знала не только на момент преступления, а и на время, когда им огласили подозрения. Доказательства не клеятся, рост не подходит, что такое за хождением, никто не знает», — отметил Друзенко.


Он уверен, что Антоненко просто стал заложником власти.


«Понимаю, что человек просто стал заложником власти. Нужно было в резонансном преступлении найти или назначить виновного. У него маленькие дети, мать, я вспомнил прецедент, который был почти 50 лет назад, в 73 году, когда была похожая ситуация, судопроизводство ехало как каток по человеческим судьбам. Тогда пересажали большинство украинских диссидентов, в частности, посадили Ивана Дзюбу. Я вспомнил письмо Николая Лукаша, нашего переводчика. Он просто предложил отсидеть вместо Дзюбы, так как у него не было на то время семьи. Я буквально взял ту же самую стилистику и предложил к делу… Если государство нужно, чтобы кто-то сидел, то мы по очереди будем это делать. В конце концов Андрей Антоненко ветеран первого добровольного мобильного госпиталя, к деяльности которого я был причастен… С другой стороны — это действительно довести ситуацию к абсурду. Вам нужны заложники, возьмите другого. Тогда зачем вам говорить о декоммунизации, западном выборе, верховенстве права. То есть, это показывает насколько обманные все эти слова, которыми пользуется наша власть независимо от фамилии», — добавил он.


А, так как, по словам правозащитника, «следствию и суду абсолютно все равно, кого назначать виновником убийства Павла Шеремета», он предлагает:


«В связи с тем, что я вполне подпадаю под признаки преступника, на основании которых предъявлено обвинение музыканту и военнослужащему ССО Андрею Антоненко, и принимая во внимание: а) состояние здоровья обвиняемого, б) то обстоятельство, что на данный момент мои родители умерли, а дети закончили обучение в университетах и самостоятельно зарабатывают себе на хлеб насущный, в то время как Андрей Антоненко имеет на иждивении малолетних детей, нуждающихся в личной заботе и материальной поддержке отца, а также мать в возрасте, прошу позволить мне находиться под стражей вместо указанного выше Антоненко А.С.».


Напомним, журналист Павел Шеремет погиб в Киеве 20 июля 2016 года в результате подрыва автомобиля самодельным взрывным устройством.


В конце 2019 года по подозрению в причастности к убийству Шеремета задержали АТОшиков: музыканта Андрея Антоненко, врача Юлию Кузьменко и военного медика Яну Дугарь.


По версии следствия, Антоненко был «организатором» убийства Шеремета, Кузьменко — непосредственным исполнителем, а Дугарь «проводила разведку» вокруг места преступления.


В мае 2020 года задержанным изменили подозрения. Антоненко теперь не организатор, а исполнитель по предварительному сговору, Кузьменко является исполнителем, а Яна Дугарь — пособником.


Осенью 2020 года начался судебный процесс по делу Шеремета, его ведёт суд присяжных. Все трое обвиняемых своей вины не признают. В СИЗО находится лишь Антоненко. Кузьменько и Дугарь — под домашним арестом.


В начале января 2021 года появилась информация о том, что президент Белоруссии Александр Лукашенко с Комитетом государственной безопасности страны якобы планировали устранения политических оппонентов, в частности, журналиста Павла Шеремета. Экс-сотрудник белорусского спецназа, активист белорусской оппозиции Игорь Макар передал на Украину и в Брюссель новые «улики»: аудиозапись за 2012 год из кабинета тогдашнего главы ведомства Вадима Зайцева и отчёт слежки за журналистом Шереметом, погибшим во время взрыва автомобиля 20 июля 2016 года в Киеве.


29 января Апелляционный суд Киева оставил музыканта Андрея Антоненко под стражей.


Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться


14.02.2021

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх