Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » ЛНР в условиях «серой зоны». Республика теряет Луганский авиационный ремонтный завод (ЛАРЗ)

ЛНР в условиях «серой зоны». Республика теряет Луганский авиационный ремонтный завод (ЛАРЗ)



ЛНР в условиях «серой зоны». Республика теряет Луганский авиационный ремонтный завод (ЛАРЗ)

Непризнанный статус Луганской Народной Республики, который не позволяет предприятиям вести нормальную экономическую и хозяйственную деятельность, обрекает их на упадок и деградацию. Конечно, для красивой картинки на ТВ достаточно и лозунгов, что «мы выстояли и развиваемся», но реальное производство в таких условиях постепенно приходит в упадок.


За последние годы сложилась порочная практика передачи предприятий на откуп теневым куратором, самым ярким примером которых стал беглый олигарх Сергей Курченко. Для им подобным ЛНР и ДНР и их положение между Россией и Украиной лишь только прекрасная возможность организовать «схематозы» контрабанды и коррупционных схем. Они от такого «серого статуса» только выиграли. Однако значительной количество предприятий уже не в состоянии держаться на плаву. Печальная участь постигла, например, крупнейший в Восточной Европе завод по производству валков для прокатки металла «Лутугинский научно-производственный валковый комбинат», который, не смотря на попытки запуска в 2016 году, был в итоге полностью остановлен.


Оказался в очень сложной ситуации и Луганский авиационный ремонтный завод, занимающийся ремонтом самолетных и вертолетных двигателей, агрегатов и главных вертолетных редукторов и в свое время входивший в перечень предприятий, имеющих стратегическое значение для экономики Украины. Луганский АРЗ имеет богатую историю, это один из самых старых авиационно-ремонтных заводов в странах бывшего СССР, история завода берет свое начало в 1930-х годах. На 2013 год чистая прибыль предприятия составляла 48 миллионов гривен (125 миллионов рублей).


После начала войны на Донбассе, из-за разрыва хозяйственных связей, работа предприятия была временно приостановлена. За время войны на территорию завода попало более 150 снарядов, в том числе, и в испытательный цех, поэтому после окончания боевых действий на предприятии долгое время велись восстановительные работы.


Первым директором завода, после провозглашения Луганской Народной Республики, был назначен Станислав Томилов. Тестовый запуск испытательного стенда моторно-испытательной станции №2, восстановленного после повреждений, полученных в результате обстрелов, был проведен в июне 2015 года. По словам Томилова в разгар боевых действий на заводе осталось работать всего 18 человек, однако затем многие рабочие вернулись и уже к лету 2015 года на заводе работали 338 сотрудников из 600, работавших до войны.


Завод столкнулся с серьезной проблемой – невозможностью выхода на рынки. Таковы, кстати, издержки Минского соглашения. Дело в том, что сертификация должна быть официальной, т.е. украинской, потому что по Минским соглашениям ЛНР это территория Украины и таковой ее официально признает Россия. Естественно такой сертификации нет, потому что Украина ее не предоставит. А Российская Федерация, в свою очередь, отказалась предоставлять свою. В результате предприятие оказалось в безвыходном положении.


Кроме того с 2014 года на заводе возникла ситуация «двоевластия». Кроме Станислава Томилова, на предприятии продолжала работать украинская администрация завода во главе с украинским директором Денисом Некишиным. Власти Республики отнеслись к этому равнодушно и деятельности Никишина не препятствовали. Более того – некоторые чиновники, как например советник главы ЛНР Владимир Чернев, оказывали ему покровительство и ситуация очень напомнила тотальную распродажу всего что «плохо лежит» в начале 90-х. В частности, ТГ-канал «Тайны Луганской Республики» сообщает, что через Никшина Чернев пытался продать швейцарский гидрорезак Bystronic ByJet Smart 3015 стоимостью несколько сотен тысяч евро.


«Чернев собирался осуществлять продажу оборудования на Украину. Никишин вел переговоры с экс-директором Алексеем Мостовым о продаже ТМЦ ЛАРЗа. В частности, они пытались продать швейцарский гидрорезак Bystronic Jet Smart 3015 стоимостью 315 тысяч евро, который доставили на ЛАРЗ в октябре 2013 года и даже не успели толком установить, а также двигатели к истребителю МИГ-23», – сообщают авторы канала.


Разумеется, у многих чиновников возникло желание «погреть руки» на нуждах завода. В частности, тогдашний Министр промышленности ЛНР Дмитрий Божич и его заместитель Дмитрий Папилин, решили через фирмы-прокладки организовать вывоз и продажу ценного имущества в Россию. Так, директор завода Станислав Томилов вместе с Дмитрием Божичем, продали в Мексику отремонтированные авиадвигатели на сумму в несколько сотен тысяч долларов. Впоследствии из-за возникшего между Божичем и Томиловым конфликта, последний был уволен с предприятия, и его место занял Алексей Опенкин, который продолжил расхищение завода при «содействии» советника главы ЛНР Владимира Чернева. Каждый придумывал свои планы своего личного обогащения. Все это еще раз подтверждает, что «серая зона» дают благоприятное поле для различных коррупционных схем.


Активничала и украинская администрация завода, в лице Дениса Никишина. В мае 2018 году он даже официально зарегистрировал филиал завода ЛАРЗ в КНР, в городе Чунцин. Дело в том, что Китай чрезвычайно заинтересован в получении технологической документации и специалистов завода. Поскольку с мая 2016 года в городе Чунцин строится авиаремонтный центр, который планируется полностью монополизировать ремонт всей советской и российской военной техники. Однако дальше регистрации дело не пошло – де-факто Никишин не имеет никакого влияния на завод, а его «альтернативная администрация» существует только формально.


На данный момент внешнее управление ЛАРЗ осуществляет российское ООО «Авиатех Север», оставшуюся технику они пытаются реализовать через Москву. Зарплаты на предприятии кое-как выплачиваются, хотя остаются многомесячные долги, но завод сейчас пребывает в полном упадке – большинство специалистов (в том числе и вернувшихся) покинули территорию Республики, и нашли себя на территории России. Все они признают, что у предприятия нет будущего, поскольку масса оборудования была за эти годы вывезена под разными предлогами из ЛНР, в том числе и на Украину. Уже мало кто верит в том, что завод можно спасти.


Шанс на реальное спасение предприятия был в 2017 году, когда им активно заинтересовалась Сирийская Арабская Республика (САР), которая была готова прислать свою делегацию в ЛНР. Однако Министерство экономического развития РФ и его глава Сергей Назаров, куда обратились представили САР, по неизвестной причине проигнорировало и заблокировало все предложения сирийцев по восстановлению завода.


Чиновники ЛНР много говорят, о том, что время работает на нас, об интеграционных процессах с Россией, о том, что «труп врага скоро проплывет рядом» стоит только подождать. Но ждать могут политики. И пока политики меряются ресурсами, промышленность ЛНР приходит в упадок, теряются производственные мощности, теряются квалифицированные кадры. А привлекать новые кадры в существующих условиях невозможно. Но, к сожалению, до этого нет дела местным чиновникам, которые спешат приобрести недвижимость в России и покинуть Донбасс. Нет до этого дела, судя по действительности, и высокопоставленным кураторам Донбасса в России.


Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться


28.02.2021

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх