Войти * Регистрация
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
} НОВОРОССИЯ

» » «Киев должен начать диалог с Донецком и Луганском». Интервью с Еленой Семериковой – инициатором письма к главам государств о недопущении войны в Донбассе

«Киев должен начать диалог с Донецком и Луганском». Интервью с Еленой Семериковой – инициатором письма к главам государств о недопущении войны в Донбассе



«Киев должен начать диалог с Донецком и Луганском». Интервью с Еленой Семериковой – инициатором письма к главам государств о недопущении войны в Донбассе

«Сохраните жизни людей! Не допустите войны в Донбассе!» - обращение с такими словами поступило в адрес президентов России, Украины и США в первой декаде марта.


Призыв в адрес первых лиц государств направили женщины из разных стран мира, обеспокоенные всё более усложняющейся ситуацией в регионе. Обстановка на линии соприкосновения тревожная: обстрелы усиливаются, гибнут военнослужащие, получают ранения мирные жители, разрушаются дома. Не менее тревожно и в информационном пространстве – из уст представителей украинской власти то и дело раздаются заявления о силовом сценарии решения семилетнего конфликта. Силовой сценарий – это война, война – это новые жертвы, за каждой из которых безутешные матери и жёны, осиротевшие дети, искалеченные судьбы...


Женщины, в меру своих сил и возможностей, пытаются не допустить страшного сценария. «Антифашист» поговорил с инициатором обращения к президентам, главой международного миротворческого движения «Женский диалог» Еленой Семериковой.


— Елена Геннадьевна, как родилась идея написания обращения к президентам? И на какую реакцию с их стороны вы рассчитываете?


— «Женский диалог» - это международное миротворческое движение, мы тесно контактируем с женщинами из самых разных стран мира, мы обсуждаем текущую повестку, и то, что происходит сейчас в Украине, не может нас не тревожить, как женщин, как матерей. Ситуация на востоке Украины обостряется, к линии фронта стягиваются вооружения, усиливаются обстрелы. При этом бывший президент Украины, который сейчас входит в Контактную группу, Леонид Кравчук, сообщил, что в Донбассе может начаться широкомасштабный конфликт, и это натолкнуло нас на то, что мы должны вмешаться. Хотя бы на том уровне, который нам доступен. Поэтому женщины пришли к такому выводу, что нужно обращаться к президентам Украины, России и США.


Когда Украина выбрала своими президентом Владимира Зеленского, у нас у всех была надежда на то, что он завершит конфликт в Донбассе, остановит кровопролитие и установит мир. Он декларировал в своей предвыборной кампании, что приложит все усилия, сделает всё, от него зависящее, чтобы прекратить кровопролитие. И мы поверили ему. Но сегодня мы видим, что всё совершенно не так. Минские соглашения ни к чему не приводят, они буксуют, представители украинской власти ведут агрессивную риторику, в воздухе пахнет войной. Поэтому мы решили обратиться к президентам.


— Одним из адресатов обращения является президент США Джозеф Байден, при этом формально он и его страна не являются участниками минского и нормандского форматов. Почему вы решили обратиться к нему? И какой была реакция посольства США в России на это обращение?


— Украинская власть очень трепетно относится к президенту Соединённых Штатов, пребывая в большой надежде на то, что Джо Байден станет играть ключевую роль в мировой политике, в том числе, влияя на исход конфликта в Донбассе. Понимая это, мы обратились и к нему. Наше обращение мы передали напрямую в Администрацию Владимира Владимировича Путина, в посольство Украины и, в том числе, напрямую президенту Зеленскому, и через посла США в России передали обращение Джо Байдену. Из посольства США я получила ответ, что наше обращение пошло по направлению, и что нам будет дан ответ. Очень надеемся на то, что этот ответ мы всё же получим.


— В комментариях на нашем сайте читатели задавали вопрос о том, почему среди подписанток нет женщин из стран ЕС. Почему так произошло, и, возможно, они готовы поставить свои подписи и присоединиться к обращению сейчас?


— Я думаю, что они ещё поставят свои подписи. Дело в том, что наше обращение было очень стремительным, оно выпало как раз на праздничные дни, потому что ситуация накалялась с каждым днём – гибли военнослужащие, получали ранения мирные жители, разрушались дома. Сейчас ко мне обращаются женщины из Европы, в частности, обратились женщины из Австрии, спрашивают, могут ли они ещё поставить свои подписи. Поэтому я думаю, что этот список будет только увеличиваться, и представительницы Европейского Союза тоже будут с нами.


— Среди подписавших обращение есть представительницы Украины: правозащитница Елена Бережная, мама Олеся Бузины Валентина Бузина и другие известные женщины. Не боятся ли они, с учётом нынешней ситуации на Украине, ставить свои подписи под этим письмом? И как они отреагировали на ваше предложение составить такое обращение?


— Реакция была молниеносной, украинки не заставили себя ждать ни одной минуты. Как только я отправила им предложение, тут же получила их согласие. Это и Елена Бережная, и Валентина Бузина, и другие прекрасные, очень мужественные и смелые женщины. Мы плотно сотрудничаем с такой организацией, как «Берегиня», это Алла Макух, которая занимается вопросами военнослужащих. Потому что она мать, она женщина, которая устала бояться. Мать и женщина не боится ничего, особенно, когда идёт речь о детях. Есть такое движение «Надежда», мы также с ними работаем. Всё это новые общественные организации, куда входят матери погибших и пропавших без вести солдат ВСУ. Если вы помните тот инцидент, когда в Керченском проливе были задержаны украинские моряки, матери моряков – это 24 женщины – написали обращение на моё имя, чтобы «Женский диалог» содействовал в освобождении этих ребят. Я передала эту просьбу Владимиру Владимировичу Путину, и довольно быстро эти парни были освобождены, наш президент прислушался к просьбе матерей. Поэтому матери не боятся ничего и никого. Для них важно сохранить жизнь своего ребёнка, или хотя бы знать, где он погиб, где он похоронен. Мы общаемся с матерями Украины, и они рассказывают ужасные вещи: например, они не могут даже прикоснуться к останкам своего ребёнка – сын ушёл воевать по призыву, и просто исчез. В XXI веке это позорное, страшное явление, которое должно быть прекращено как можно скорее. Страха у матерей нет, где бы они ни проживали, и к какой нации не принадлежали бы.


— В прошлом году вы побывали в Киеве, где встречались с представительницами женских общественных организаций, в том числе и тех, кто занимается поисками пропавших без вести или попавших в плен военнослужащих ВСУ. Какие у вас впечатления от этой поездки, от встречи с этим женщинами, и от Украины в целом?


— Эта поездка было очень сложной, с одной стороны, и прекрасной, с другой. Мы живём в таком информационном поле, где нас убеждают в том, что в Украину приезжать нельзя, что там все крайне агрессивно относятся к России и россиянам. И мне захотелось увидеть всё это своими глазами. Мы поехали. Да, это было сложно, довольно рискованно. Встречи с женщинами проходили в эмоциональном плане очень сложно, их было много. Женщины приехали почти со всех уголков Украины, некоторые преодолевали по 500 километров, чтобы встретиться с представительницами «Женского диалога» в Киеве. Мы обсуждали разные вопросы, в том числе, как мы дальше будем жить, как будем воспитывать детей, что будем делать с ненавистью между нашими народами. Было очень много слёз, потому что за каждой женщиной её судьба, её история, история её ребёнка, мужа, брата, и, конечно, своей страны. И поэтому, конечно, эмоционально было очень тяжело.


Мы общались с самыми разными общественными движениями, в том числе, с платформой «Женщины за мир», «Женщины за будущее», Валентина Ивановна Довженко возглавляет эту организацию. И мы все приходили к одному общему выводу, мы брались за руки и мы понимали, что вот эту вот никому не нужную бойню и противостояние остановить смогут только женщины.


Что касается Киева, что касается народа Украины у меня самые-самые тёплые впечатления. Мы гуляли, мы гуляли вечерами, нам говорили «вам нужна охрана», но мы отказались, потому что мы не чувствовали никакой угрозы ниоткуда. Мы просто гуляли, ходили в кафе, мы говорили на русском языке, и если кто-то из людей, которые нам встречались по пути, говорил на украинском, эти люди даже извинялись, что не могут ответить на русском. Были очень хорошие, тёплые, позитивные встречи. Мы посетили храмы, мы были в Киево-Печерской Лавре. Везде к нам очень хорошо относились, и нигде я не чувствовала, что нахожусь в стране, где есть агрессия, где есть люди, которые могут устроить вот эту вот кровавую бойню. Когда я уезжала, уже на паспортном контроле, у меня не забрали вот этот вот визовый талончик, который мы должны сдать по отъезду, и знаете почему? Мне сказали, что мы не будем его забирать, потому что хотим, чтобы вы вернулись сюда ещё и ещё раз. На уровне простых людей я не видела никаких провокаций, никаких упрёков или недовольства за русский язык. Всё было очень культурно, достойно, гостеприимно. Я уехала оттуда с очень хорошими, добрыми чувствами, и, конечно, я очень благодарна за это украинскому народу.


— Знают ли женщины, с которыми вы встречались, о страданиях, которые претерпевают жители Донбасса? О тысячах убитых и раненых мирных жителях, искалеченных детях, разрушенных домах? Понимают ли они, что инструментом для причинения этих страданий являются их сыновья, мужья, внуки? Как они относятся к этому? И каким видят исход войны в Донбассе?


— Вы знаете, то, что безмерно страдают обе стороны, и особенно люди, живущие в прифронтовых районах, это всё видно, об этом все знают. «Женский диалог» выезжал в Минск, туда приезжали женщины из Украины, подключались в режиме онлайн женщины из Донецка и Луганска, как раз из прифронтовых районов, которые всё это видят своими глазами ежедневно. Мы говорили о том, что нужно искать пути к примирению, установлению доверия, помогать друг другу в поиске пропавших без вести, чтобы каждая мать могла прикоснуться к своему ребёнку – живому или нет. Женские общественные организации из Украины предлагали свою помощь, кстати, буквально вчера мы на эту тему снова говорили, но существуют огромные препятствия с двух сторон. Они хотят помочь старикам, пострадавшим детям, но пока очень-очень много препон, и пока не понятно, как это обходить. И связано это не только с войной, но и с пандемией. Женщины хотят оказывать гуманитарную помощь, они прекрасно видят, как страдают дети в Донбассе, пожилые люди. Об этом совершенно невозможно говорить без слёз…


Что касается путей выхода из этого страшного конфликта, то, прежде всего, официальная власть Киева должна разговаривать с Луганском и Донецком, говорить с народом, с его представителями, должен быть установлен прямой диалог, без всяких посредников. К сожалению, сейчас этого нет. Но мы намерены добиваться того, чтобы война была прекращена, мы не хотим, чтобы появлялись новые жертвы, и множились страдания людей.


— На ваш взгляд, после всего того, что произошло между Киевом и Донбассом, возможна ли совместная жизнь этих территорий? Если бы вы могли оказывать влияние на политический и дипломатический процесс, какой выход из этой ситуации вы бы предложили, с учётом того, что Минские соглашения зашли в тупик?


— Наш народ пережил очень страшную, кровавую и жестокую Великую Отечественную войну. У нас было огромное количество жертв. И наши родители, дедушки, бабушки, которые принимали участие в той войне, даже представить не могли тогда, что у нас в будущем будут очень хорошие отношения с Германией – политические, дипломатические и просто человеческие. Никто и подумать не мог, что мы будем заключать браки с немцами, вести бизнес, сотрудничать по огромному спектру вопросов. Поэтому всё зависит от нас, ведь мы, прежде всего, люди.


Я уверена, что никакие силовые методы не приведут ни к чему хорошему. Рано или поздно, но мы обязательно выйдем на диалог. Да, пройдёт время, это будет очень тяжёлое время, потому что очень большое количество погибших, раненых, в том числе, стариков и детей, очень много разрушений в Донбассе. Я прекрасно понимаю, насколько это сложно - после всего пережитого начинать говорить друг с другом. Но война не может длиться вечно, все войны когда-то заканчиваются. Люди должны жить в мире, и для этого нужно будет договариваться, всем – от народа до политиков и глав государств.


— Накануне войны в Карабахе вы побывали в Армении, выступали в парламенте этой страны, встречались с супругой премьера Никола Пашиняна. На ваш взгляд, похожи ли судьбы Донбасса и Арцаха в целом, и возможно ли повторение в Донбассе карабахского сценария?


— Природа этих конфликтов совершенно разная, они не похожи друга на друга. Так получилось в моей жизни, что первый конфликт в Нагорном Карабахе я ощутила на себе, я пережила его со своей семьёй, со своими маленькими детьми. Это было тридцать лет назад, мы были совсем молодыми. И этот конфликт способствовал развалу Советского Союза. Но в то время мы, конечно, ещё не понимали, что происходит, и чем это закончится для нашей большой страны. Это территориальный конфликт, межнациональный и межконфессиональный. В Донбассе всё совсем не так, там нет межконфессиональной или межнациональной составляющей. Жители двух областей, которые впоследствии стали республиками, не приняли результатов государственного переворота в Киеве, а это был именно государственный переворот. Они сделали свой выбор и защищают его с оружием в руках. Это даётся им очень трудно, с большой кровью, с большим количеством погибших и раненых военнослужащих, мирных жителей, детей. Этот выбор уже сделан, от него невозможно уйти, и украинские политики должны принять эту новую реальность. И если у некоторых украинских политиков есть мнение, что им так же, как азербайджанцам, быстро удастся победить республики – это огромное заблуждение. Блицкрига у Украины не выйдет.


По поводу Армении. Да, я побывала там перед самой войной. Карабах – очень небольшая республика, там всего 156 тысяч человек населения, это очень мужественные, сильные, стойкие люди и тридцать лет они жили без большой войны, хотя напряжение на линии соприкосновения было всегда. Перед моей поездкой мы провели международный форум, в котором принимали участие женщины из Турции, Украины, Афганистана – это тоже страна, где больше 30 лет идёт война, из Азербайджана, Армении, Карабаха. И все говорили о мире. Вы знаете, что меня поразило? Никто никого не осуждал, все говорили на одном языке, и хотели только одного – мира, и жизни для своих детей, для своих народов. Женщины Азербайджана меня также поразили, ни одна из них не хотела, чтобы пролилась кровь. Я обращалась к президенту Алиеву, к премьер-министру Армении Пашиняну с призывом не допустить бойни. Но бойня, к сожалению, произошла. По-другому назвать я это не могу, это была не война, это была самая настоящая бойня, которая была остановлена только благодаря нашей стране, Российской Федерации.


— Какое впечатление на вас произвела супруга Пашиняна?


— Да, это Анна Акопян, она многодетная мать. Первый раз мы с ней встретились, когда Никол только пришёл к власти. Она сразу стала выступать с миротворческими инициативами. Она нас пригласила в Армению, в Карабах, мы побывали на линии соприкосновения - это было очень тяжело эмоционально. Противоборствующие стороны стояли буквально в 300 метрах друг от друга: с одной стороны армянские солдаты, ребята по 18 лет, с другой стороны их азербайджанские ровесники. Смотреть на это очень тяжело…


Анна Акопян создала миротворческое движение «Женщины во имя мира», её риторика была сугубо миролюбивой. Она приезжала в Москву, намеревалась собрать всех первых леди, сделать это движение международным, чтобы говорить о мире. Я считаю это стремление, это намерение очень достойным, и я думаю, что это поддержит любая женщина, любая мать.


— Что на сегодняшний день представляет собой миротворческая организация «Женский диалог»? Какие организации, из каких стран входят в состав миссии? Какие женщины являются участницами организации?


— Мы зарегистрировались полгода назад. Ранее мы были Всероссийской политической партией «Женский диалог», которая много занималась миротворческой деятельностью. Но сегодня, видя, что творится во всём мире, какие разрушительные процессы происходят, мы поняли, что основное внимание мы должны уделить именно теме миротворчества, международного миротворчества. Одними из первых нас поддержали женщины Киргизии. Я там была, у нас состоялся очень серьёзный форум, на который съехались женщины со всех уголков страны, даже из самых отдалённых. Все женщины говорили нам о том, что создание этого движения очень своевременно, что оно очень нужно в нынешних условиях. В Киргизии сейчас тоже не всё просто, там тоже есть межнациональные и территориальные споры на границе с Таджикистаном. Структурные подразделения в Киргизии у нас уже зарегистрированы, сейчас на очереди Беларусь и Афганистан, мы уже переговорили с правительствами и послами этих стран.


В наше движение входят как общественные организации, с которыми мы подписываем соглашения о сотрудничестве, так и частные лица. Сотрудничают с нами и представительницы парламентов многих стран. Кстати, в парламенте Афганистана 40% женщин, об этом мало кто знает и мало кто говорит. Там много женщин-министров, женщин-послов, и все они с нами сотрудничают. То есть, никаких границ сотрудничества мы не имеем. Все те, кому дорог мир, кому дорога жизнь на этой планете, мы готовы сотрудничать с этими организациями, движениями, просто частными лицами. И, кстати, «Женский диалог» - это не только женщины, у нас есть и мужчины.


— А мужчины каким образом участвуют?


— Мужчины просто нас гармонично дополняют (смеётся). На самом деле, мужчины нам очень помогают. Среди них есть политологи, которые делятся своими знаниями, опытом, экономисты, общественные деятели. Этот опыт нам очень нужен, мы применяем его в нашей народной дипломатии. И народная дипломатия сейчас набирает обороты, несмотря на то, что делают власти разных стран, народные связи, зачастую кровные связи, их никто не в силах отменить.


Возвращаясь к Украине, я очень люблю украинский народ, мы очень соскучились по украинской речи, по украинскому фольклору. И мы глубоко верим, что, может быть, не правительства, не президенты, но сам народ примет решение о том, что мы должны быть вместе, Украина и Россия всегда были очень близки, и всегда шли одним путём. Ведь нас связывают на только экономические, политические связи, нас связывают кровные узы, а их не разорвать никакой войной и никакой политикой.


— Какие планы у «Женского диалога» на будущее?


— Сейчас мы готовим большой международный форум с Соединёнными Штатами Америки. Он будет, вероятнее всего, проходить в режиме онлайн. Это связано как с пандемией, так и с тем, что в США не всё просто, там сейчас довольно остро стоит расовый вопрос, политический. Мы будем разговаривать с женщинами-сенаторами из Демократической и Республиканской партии, мы уже договорились об этом. Мы будем говорить о мире, мы будем говорить о жизни. Мир должен задуматься, для чего нужны эти вызовы, эти угрозы человечеству, как противостоять этому совместно. Хватит всё разрушать. Мы должны созидать, делать нашу планету гармоничной, красивой и удобной для каждого в этом мире. Без ненависти, без войн, без разрушений.


Подпишитесь на нас в Яндекс.Дзен

Подписаться


19.03.2021

Похожие статьи:
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
вверх